Чушь о нищей, голодной и безграмотной России.

Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя;… но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал.

                                                                                                                                   

                                                                                                                                                   (А.С.Пушкин)


Здравствуй, мой читатель!


Я рад тебе и сегодня снова предлагаю вместе порассуждать о нашем Отечестве. На всякий случай, я, как всегда, хочу договориться с тобой, что я не буду давать экспертных оценок, потому как экспертом не являюсь. Но высказать свою точку зрения могу – и выскажу. И постараюсь подкрепить ее материалами и известными мне фактами. Но это, тем не менее, будет лишь моя точка зрения. И ничего более…


Тебе, мой дорогой читатель, как и мне, наверняка приходилось слышать и читать о том, какой ужасной жизнью жили русские люди еще пару-тройку столетий назад. Да и штамп о «нищей и безграмотной» России тебе так же наверняка знаком.


Правда, иногда туда добавляют еще слово «лапотной». Правда ли это? И особенно, не вырвана ли эта правда из контекста всемирной истории, я и хочу поразмышлять с тобой сегодня, мой читатель.


Кстати, о лаптях... Ходить в лаптях гораздо удобнее, гигиеничнее и легче, чем в таких вот деревянных сабо, которые носила вся Европа! Но это так... К слову!

Средневековые евро сабо! Лапти-то легче и удобнее...

Для начала, и чтобы не останавливаться надолго на избитой лжи о «голодной» жизни русского крестьянина, давай мы с тобой, читатель, вспомним, что говорим о России. А чтобы не выглядеть в этом вопросе голословно, я предлагаю дать высказаться на эту тему известным и компетентным людям… Итак.


Очень интересный фундаментальный труд был издан в 1854 году писателем и исследователем Преображенским В.А. Назывался он «Описание Тверской губернии в сельскохозяйственном отношении» и был удостоен золотой медали Ученого комитета Министерства государственных имуществ.

Вот лишь несколько цитат из этой книги (сохранена исходная транскрипция):


Пища крестьянъ состоитъ изъ хлѣба, огородныхъ овощей, молока, мяса, грибовъ и ягодъ. Вотъ реестръ крестьянской стряпухи: щи, кашица, картофельная похлебка, каша, яишница, молоко, пироги, блины, лепешки, кулага, тѣсто, кисель, горохъ, гуща, жареный картофель, жареные и вареные грибы.



Ну, явно очень нищие и предельно голодные русские крестьяне...


Щи, безсмѣнное, всегда необходимое кушанье, дѣлаются изъ кислой сѣрой капусты и приправляются горстью овсяныхъ или житныхъ (ячменныхъ) крупъ. <...> Говядина или баранина, а кто водитъ свиней, свинина, у бѣдныхъ крестьянъ кладется въ щи только по праздникамъ, зимою и осенью; а зажиточные ѣдятъ мясо и въ рабочіе дни. <...> Кашица есть похлебка изъ крупъ и приправляется въ постные дни лукомъ, а въ мясоѣдъ мясомъ или сметаною. Конопляное или льняное масло кладутъ въ похлебку, на столѣ, изъ экономіи. Картофельная похлебка изъ варенаго и столченаго картофеля въ постъ приправляется лукомъ, крупами и однимъ изъ тѣхъ маслъ, а въ мясоѣдъ крупами и сметаною. Кашу варятъ изъ крупъ овсяныхъ, житныхъ, гречневыхъ, какія у кого есть.


Щи, как пишет Василий Преображенский, ели с ржаными сухарями, приправляя по сезону и вкусу репчатым луком, зеленым луком, чесноком, хреном. В постные дни подливали ложку конопляного или льняного масла, в мясоед клали «ложку или две» сметаны.


К слову, вот календарь выходных и праздничных дней Российской Империи в 1911 году. В нем отличаются от предыдущих лет лишь тезоименитства Высочайших особ. Вместе с воскресеньями Преображенский насчитывает 95 таких дней, то есть собственно праздничными в году было около 43 дней. Плюс выходные...

Это фото РЕАЛЬНОГО календаря того года!

А вот что ели «голодные» русские крестьяне в период поста.


Кулага и тѣсто приготовляются изъ муки, высѣваемой изъ ржанаго солода, и составляютъ принадлежность поста. Онѣ различаются только тѣмъ, что первое можно рѣзать ножемъ, а послѣднее жидко какъ растворъ. Оба заквашиваются и въ оба кладутся большею частью ягоды или брусники, или калины. Кисель приготовляется изъ овсяной муки; кое-гдѣ дѣлаютъ изъ отстаивающагося отъ ржаныхъ высѣвокъ крахмала; гороховый кисель ѣдятъ тѣ, которые сѣютъ горохъ. <...> Овсяный кисель ѣдятъ съ какимъ нибудь масломъ, съ сокомъ коноплянаго сѣмени, или съ молокомъ, или съ цыжемъ, или съ сытою.


Вот та самая кулага! Слюнки не потекли, мой читатель? А я бы отведал!

Слюнки не потекли? Вы часто едите подобное?

Схожее описание мы находим у Екатерины Авдеевой. Со второй половины XVIII века «лучший сорт кулаги», как сказано в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, оформился в кулинарный специалитет — калужское тесто.


Ну и чтобы окончательно добить скептиков…


Картофель жарится или на сковородѣ съ масломъ, или въ плошкѣ (латкѣ) съ молокомъ и яицами; въ послѣднемъ случаѣ называется картофельною яичницею. Вареный картофель въ водѣ и подающійся на столъ горячій составляетъ ежедневный завтракъ: его ѣдятъ съ однимъ хлѣбомъ и солью.


Грибы подаются во всѣхъ видахъ: соленые, сырые съ лукомъ и масломъ постнымъ или безъ масла; жареные соленые съ такою же приправою; сырые соленые со сметаною и жареные съ нею же; свѣжіе печеные съ солью; свѣжіе жареные съ тѣми же приправами; вареные въ водѣ съ лукомъ и ложкою крупъ и масла или сметаны; сушеные жареные съ тѣми же приправами; сушеные, отвареные съ холоднымъ квасомъ и хрѣномъ.


Тебе еще не кажется, как мне, друг мой, что ты читаешь ресторанное меню?


Тюря изъ размельченнаго руками ржанаго черстваго хлѣба въ квасу, съ лукомъ, солью, и если есть, ложкою постнаго масла, занимаетъ немаловажную роль въ крестьянской кухнѣ, за недостаткомъ кушанья. Прочія холодныя блюда суть: или тертая рѣдька съ квасомъ, или рубленая вареная свекловица. Рѣдьку ѣдятъ также съ коноплянымъ сѣменемъ, съ масломъ постнымъ, нарѣзавъ ломтями. <...> Соленые огурцы въ Старицкомъ и Новоторжскомъ уѣздахъ запасаются почти вездѣ; въ другихъ уѣздахъ они встрѣчаются рѣже.

Обыкновенный обѣдъ бѣднаго крестьянина состоитъ изъ трехъ блюдъ: щей, картофеля и еще чего либо, а обыкновенный обѣдъ зажиточнаго — изъ 5 блюдъ: холоднаго, щей, похлебки, картофеля и каши. Пироги у перваго пекутся рѣдко; а послѣдній ѣстъ ихъ каждое воскресенье.


Но может быть так было только в Тверской губернии, которая расположена недалеко от Москвы? Давай, мы стобой, мой читатель, с Верхней Волги перенесемся на Южный Урал и обратимся к «Описанию Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях» (1859) Василия Макаровича Черемшанского. Как и труд Василия Преображенского, это сочинение было удостоено золотой медали Ученого комитета Министерства государственных имуществ.


Такъ какъ Русскіе крестьяне живутъ вообще зажиточнѣе инородцевъ, то и самая пища у нихъ разнообразнѣе и лучшаго качества. Повседневная скоромная ихъ пища состоитъ изъ сѣрыхъ щей — этого національнаго русскаго кушанья — съ свѣжею говядиной, бараниной, свининой и солониной, бѣдные же довольствуются щами, приправленными только молокомъ или смѣтаной. Кромѣ щей варятъ лапшу — съ мясомъ или молочную, кашицу, картофельный супъ съ курицей, похлебку съ клецками, кашу разнаго рода — пшенную, гречневую, ячную и полбеную — молочную или постную, которую обыкновенно ѣдятъ съ масломъ, саломъ или поливаютъ жирными щами; вечеромъ холодную ѣдятъ съ молокомъ, а въ постные дни съ коноплянымъ масломъ или квасомъ; молоко съ пшеничнымъ хлѣбомъ или ситникомъ — прѣсное и кислое.


Тверь и Оренбург, на минуточку, разделяют, мой читатель, более полутора тысяч километров! Но и здесь мы с тобой наблюдаем удивительную традиционность русского крестьянского рациона. Что изменилось? В «мясном меню» появилась солонина.


И кстати, заготовление говядины впрок (солонина) — косвенное свидетельство ее большей доступности для крестьян. К щам, кашице и картофельной похлебке добавились мясная лапша, молочная лапша и похлебка с клецками, более характерная для городской и дворянской кухни. Тем не менее серые щи по-прежнему занимают главное место в крестьянском рационе.


А вот тебе, читатель, еще одно традиционное русское кушанье, повсеместно приготовляемое по праздникам и выходным дням в крестьянских избах и по составу близкое к печеночному (ливерному) паштету или «сыру» (нем. Leberkäse). Называется оно сальник.


Общее определение сальника дает «Словарь Академии Российской» конца XVIII– начала XIX века: «кушанье, приготовляемое из печени и легкого, которые, изрубивши мелко и обернув в перепонку баранью или другую какую, кладут в плошку и запаривают в печи».

Сальник - пища крепостных крестьян.

А вот еще исторический факт. Автор-составитель «Новой полной поваренной книги» (1-е изд. — 1780) Иван Навроцкий писал:


Заквашенная по образцу Рускихъ крестьянъ снить... свекла съ листьями, брюква съ листьями, рѣдечные листья, рѣпа съ листьями, лѣсной и садовой щавель... спинатъ, всякая капуста... и проч. Изъ сихъ дѣлаются изъ иныхъ весьма вкусныя, кислыя зеленыя травныя похлебки. Ибо заквашиванiе травъ, кромѣ капусты и свеклы, вообще Нѣмцу неизвѣстно еще.


Немцу неизвестно еще… О, как! Особо замечу, что все это описывает пищу крестьян ДО отмены крепостного права в 1861 году.

"Нищие и голодные" русские крестьяне из деревни Марий Турек, Вятской губернии...

Ну а что же, спросишь ты, мой читатель, в то же самое время, ел освобожденный от рабства крестьянин «просвещенной и передовой» Европы? Ну не умел он заквашивать… Так в этом ли счастье?


Но, вот беда! Век Просвещения в Европе также называют Веком Голода. И снова, прошу к первоисточнику. Вот что пишет об этом профессор истории Средних веков Болонского Университета Массимо Монтанари в своей работе «Голод и изобилие. История питания в Европе»:


Население Европы, достигшее к середине XIV в. 90 миллионов человек, около 1700 г. (после тяжелого кризиса и последующего медленного восстановления) уже насчитывает 125 миллионов и продолжает быстро прирастать… Некоторые голодовки (печально известен неурожай 1709-1710 гг.) охватывают всю Европу – Испанию и Италию, Францию и Англию, Германию и Швецию, а также восточные страны. <…> В целом «тяжелые» годы в XVIII веке многочисленны, как никогда. Это не значит, что люди умирают от голода: будь это так, демографический взлет оказался бы совершенно необъяснимым. Нет, перед нами – широко распространившаяся нищета, недоедание постоянное, так сказать, физиологически и культурно «ассимилированное», приравненное к нормальному жизненному состоянию.


Почему так, спросишь ты, мой читатель? Почему в России люди ели намного сытнее? Все на самом деле очень просто! Я снова дам слово иностранцам, чтобы не быть обвиненным в пристрастном суждении.


Мы дивились премудрости Создателя — да будет прославляемо Его имя! — Который послал этой стране в изобилии три вещи: лес и дрова, по нужде их в этом во время холодов; множество вод — рек и озер, обилующих рыбой, и зерновые хлеба.


Павел Алеппский, сирийский священнослужитель, ХVII в.



Леса богаты разными дикими животными. Лосей, кабанов, зайцев большое изобилие. Встречается также много хищных и нечистых животных, как то: медведей, волков, рысей и тигров, лисиц, соболей и куниц, шкурами которых русские ведут обширную торговлю. У них имеется много ручного скота: коров, быков и овец, которые продаются весьма задешево. Мы однажды купили жирного быка за 2 талера, а овцу за 10 копеек.


Адам Олеарий (ок. 1599—1671), немецкий ученый и путешественник.



Хотя в богатых странах более зажиточные люди живут удобнее и роскошнее, нежели на Руси, однако при всем том крестьяне и убогие горожане, кормящиеся рукоделием, живут на Руси намного лучше и удобнее, нежели в тех пребогатых странах. Ни в одном королевстве простые черные люди не живут так хорошо и не имеют таких прав, как здесь.


Крижанич Юрий (ок. 1618—1683) — хорватский писатель, жил в России в 1661—1676 гг.

А советский писатель В.Пикуль (1928-1990) в своем историческом романе «Фаворит» пишет так:


В округе Кременчуга волновались обширные сенокосы, цветущие табаки, пшеница с гречихой. С удочками здесь не баловались. В устье реки Псел рыбу вычерпывали из воды корзинами, из Омельника брали раков возами, в озерах рыба погибала от непомерной тесноты…


И надо понимать, «Фаворит» написан максимально достоверно. Сам автор, приводя в предисловии неимоверное количество первоисточников, пишет:


В этом романе только один вымышленный герой, но образ его создан на основе подлинных фактов. Все остальные – достоверные личности, а диалоги их подтверждены перепискою и другими документами той эпохи.


Достаточно ли тебе, мой читатель? Я мог бы продолжать еще долго, но опасаюсь утомить тебя… И все же, в заключение по этому вопросу и в подтверждение словам Пикуля, приведу слова еще одной немки, полюбившей Россию всем сердцем.


Хлеб всякого рода так здесь хорош, как еще не видали; по лесам же везде вишни и розаны дикие, а леса иного нет, как дуб и липа; земля такая черная, как в других местах в садах на грядах не видят. Одним словом, сии люди Богом избалованы; я от роду таких рыб вкусом не едала, как здесь, и все в изобилии, и я не знаю, в чем бы они имели нужду; все есть и все дешево.


Екатерина II Алексеевна «Великая», Императрица Всероссийская (1729-1796)

(путешествие по Волге в 1762 году)


По моему глубокому убеждению, чтобы назвать Россию нищей, надо не иметь о ней ровно никакого представления или оказаться полным, озлобленным идиотом! Об этом я уже писал в своей статье, которая вышла под названием «Ода России ли почему Россия была, есть и будет великой». Вот она – Россия! И чтобы здесь голодать, надо остаться без рук, ног и глаз… Да и тогда, найдутся сердобольные на Руси-матушке – накормят.

Белуга, пойманная на Верхней Волге!

А ведь и вот это – правда, судя по фото выше! Икра черная лет двести назад была в России повседневностью даже для крестьян.

Да и может ли быть нищим народ, о котором иностранцы писали так:


Вооружившись топором, который всюду носит с собой, он превращается в настоящего волшебника и сотворяет в мгновение ока любую вещь, какой не найти в глуши. Он сумеет доставить вам среди пустыни все блага цивилизации; он исправит вашу коляску; он найдет замену даже сломанному колесу. Если же, несмотря на эти ухищрения, телега ваша не сможет ехать, то он мгновенно построит вам вместо нее другую, с чрезвычайной ловкостию употребляя обломки старой для составления новой.


Если вы решили заночевать в лесу, этот мастер на все руки возведет вам дом для ночлега; и наскоро сметанная хижина будет лучше любого городского трактира.


Поместивши вас со всевозможным удобством, сам он закутается в вывернутую овчину и ляжет спать на пороге вашего нового жилища.


Маркиз Астольф Луи Леонор де Кюстин (1790-1857) — французский монархист, писатель, путешественник. Приобрёл мировую известность изданием своих записок о России, которую он посетил в 1839 году.


К слову, мой читатель, я понимаю, что у тебя мог возникнуть вопрос: Куда же делось все это великолепное изобилие? Почему мы его не видим? Но это уже другой вопрос… И о нем я предлагаю тебе поговорить в статье-размышлении «Волга. Кормилица, которую предали», которая выйдет чуть позже. Так что подписывайся на мой канал, если тебе интересна эта тема.


Думаю, что с «нищим и вечно голодающим» русским крестьянством, мой читатель, мы разобрались. И если ты готов потратить на чтение еще несколько минут, то я приведу тебе факты, доказывающие абсолютнейшую ложь о безграмотности русского крестьянина.


В первую очередь, хочу обратить твое внимание, мой просвещенный друг, на то, что я СРАВНИВАЮ жизнь и состояние русского и европейского крестьянина. Ведь если бы мы с тобой, как нам внушали до сих пор, сравнивали бы жизнь русского крестьянина и русского же дворянина, то это сравнение было бы не в пользу первого.


Да и неправильно сравнивать русское с русским, когда очерняют опять же РУССКОЕ! Условившись по этому вопрос, давай посмотрим, как обстояли дела с образованностью в России и в Европе.


Для начала, взглянем на «просвещенную» Европу.


Северная и Северо—Западная Европа, где уровень грамотности относительно высок, существенно обгоняет «периферийную» (по отношению к грамотному «центру») Европу. К концу XVIII столетия от 60 до 70% мужского населения «центра» умели подписываться: 71% в той части Франции, что расположена к северу от линии Сен—Мало — Женева, 61% в Австрийских Нидерландах, 60% в Англии, 65% в Шотландии.


Что касается женщин, то, если не брать Шотландию, уровень грамотности колебался вокруг 40%: 44% в Северной и Северо—Восточной Франции, 37% в Австрийских Нидерландах, 40% в Англии. Оценить степень грамотности в странах «периферии» гораздо сложнее в силу недостаточности соответствующих исследований.


Тем не менее, судя по некоторым показателям, они заметно отстают. Как мы видели, в начале XIX века, то есть достаточно поздно, в Эмилии—Романье (Италия) уровень городской грамотности не превышал 45% для мужчин и 26% для женщин (речь по–прежнему идет о подписях).


Резонно предположить, что в среднем по Италии, с учетом Юга (Меццоджорно) и без учета различия между городами и сельской местностью, эти величины будут существенно ниже.


В 1768 году в Венгрии только 14% представителей власти из мелких городков и деревень были способны поставить подпись — естественно, среди крестьянского населения этот процент, вероятно, был совсем незначительным.


«История частной жизни», том 3. (Филипп Арьес и Жорж Дюби)


Таким образом, мой читатель, мы понимаем, какой примерно уровень образования был в разных странах Европы, а также то, что он существенно отличался в разных ее концах.


Уровень грамотности в России из-за ее размеров определить сколько-нибудь вразумительно было довольно трудно, если не сказать нереально. Однако, есть косвенные данные, указывающие на грамотность крестьян Российской Империи.


Согласно таблице «Процент грамотных новобранцев среди призывников бывшей Российской империи», приведенной из первого издания Большой советской энциклопедии (1929-1930), в 1913 году процент неграмотных составлял 27%.


Учитывая, что абсолютное большинство новобранцев составляли крестьяне, можно брать эти данные, как опорную точку в рассуждениях. То есть на 1 неграмотного крестьянина, в начале XX века приходилось 3 грамотных.

Мы видим, что Россия, имела к моменту отмены крепостного права более 20% грамотных крестьян! Это уже выше уровня многих европейских стран в тот же период! А после отмены крепостного права, за какие-то полвека, Россия ОБОГНАЛА Европу!


И вот здесь я снова вынужден обратить твое, мой читатель, внимание на лукавство разного рода «исторических аналитиков», сравнивающих образованность населения России и Европы. А заключается это лукавство в том, что Россия гораздо больше ВСЕЙ Европы!


Ну и что?, - спросишь ты. А то, что НЕ СУЩЕСТВУЕТ единой оценки грамотности населения Европы, как ты сам мог убедиться! Ее просто не может быть из-за огромного количество мелких стран, в которых показатели грамотности, как мы видели, существенно отличаются.


Зато существует множество «оценок» грамотности населения России. И никто из «оценщиков» даже не собирается учитывать тот факт, что в Россию постоянно вливались новые и новые народы. И в основном, это были коренные народы Севера, Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии, многие из которых не имели на момент вхождения в Российскую Империю даже собственной письменности!


А Европа веками жила без территориальных приобретений и увеличения населения за их счет. Колонии? Не смеши меня, мой друг! Ты ведь не думаешь, что негров и индейцев кто-то в Европе считал гражданами и учитывал хоть в какой-то статистике?


А вот русские каждого человека на присоединяемых территориях считали подданным России! И грамоту всем дали, и больницы и многое другое… А было это, учитывая расстояния и просторы России, ох, как не просто! А если брать только русских крестьян… Да еще свободных!


Вот, например, как описывает все тот же Валентин Саввич Пикуль, жизнь русских поморов. Приведу простой диалог из того же «Фаворита» и ты, мой читатель, сам оценишь «простоту» русского мужика…


– Животная умней тебя и сама к тебе не лезет, – сурово сказал дядя; он был расстроен письмом из Петербурга. – Пишет мне тиммерман столичный, будто Михайла Василич болеть начал. Где бы тебе с Ломоносова примеры брать, а ты еще с котом никак не наиграешься… Ведь голландского-то так и не осилил!

– Так я же аглицкий, дядечка, знаю.

– Этим-то в наших краях даже кота не удивишь…

Дядя пригласил кота на колени, гладил его:

– Стыдно сказать, господа мастеры: племянник мой до сей поры дожил, а голландского так и не постиг… Во, лодырь!

– О чем нонешная молодежь думает? – дружно заговорили корабельщики. – И как можно без голландского обойтись, ежели весь термин морской на голландском основан? Нам без голландского – как ученому без латыни… Сколько ж лет тебе, бестолочь худая?

– Тринадцать уже. – И Прошка заплакал.


То есть знание, как минимум, двух языков, для северных поморов, живущих морским промыслом и торговлей – норма. Вот и вся загадка пресловутой российской «неграмотности»!


Тогда кому же надо было столь сильно исказить правду? На этот вопрос я не могу ответить однозначно, мой читатель. Слишком много было (есть, будет) желающих очернить нашу Родину. Ими правили зависть и жадность, желание оправдать беззаконие и войны, которые они вели (ведут, будут вести против нашей России).


И заканчивая наш диалог, я хочу, мой читатель, вновь привести слова немки, которую за ее дела, наравне с Петром I, Россия назвала Великой.


Нет народа, о котором было выдумано столько лжи, нелепостей и клеветы, как о народе русском!


Екатерина II Алексеевна «Великая», урожденная София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, немка, Императрица Всероссийская (1729-1796).

Спасибо тебе, мой читатель за то, что сумел до конца прочесть эту статью. Спасибо за твое время, твой интерес и твою любовь к России.


Если тебе понравился материал, то поддержи меня "лайком". 


До встречи!

Оставьте первый комментарий